Вокруг света. Часть 6. Таджикистан | offroadvko.kz
13 Апрель 2015

Комментарий

4
 Апрель 13, 2015
 4

13.11.14

п\п Кизил-Арт – Мургаб – Ваханская долина – Ишкашим – Хорог – Ванч – Куляб – Дангара – Душанбе – озеро Искандеркуль – Маргузорские озера – Пенджикент – Панджруд – Худжант – п\п Фотехобод. 2112 км.

 

В полной темноте, гадая, работают или нет, пропустят ли – ползем в гору и вдруг оказываемся перед шлагбаумом.

Напрасны опасения. Пограничники – штамп о въезде, оплачиваем 2.000 рублей за какую-то справку на таджикском языке, нарконтроль – все нормально, таможенники – все в порядке, можно ехать. Звездное небо в росчерках метеоритов, усиливающийся мороз, ветер и высокогорье не располагали к дальнейшему ночному передвижению. К тому же приглашения на горячий чай поступали постоянно. Работая в тяжелых высокогорных условиях (4200 м) и понимая всю сложность ситуаций, в которые могут или попадают люди, здесь всегда приходят на помощь. Нам разрешают остаться до утра на погранпереходе, укрыв от свирепого ветра и предложив горячую пищу. Ужинаем в гостях у нарконтроля. У всех ребят с которыми общаемся мамы – Героини. В каждой семье 11-14 детей, многие из детей получают высшее образование и находят работу в России, никогда не забывая о родителях. У нас это вызывает восхищение. Можно представить, насколько дружны многодетные семьи, где один за всех и все за одного.

Ночью столбик термометра опускается до -30. Несколько раз прогреваем двигатель, вспоминая добрым словом ошских джиперов, напомнивших о необходимости добавки в дизельное топливо.
Новое ощущение — вдыхаешь воздух полной грудью, но его не хватает.

Утром пьем чай с грецкими орехами у таможенников, обещаем, что в Мургабе заедем в таможню и оформим свидетельство о временном ввозе автомобиля (на переход не поступили новые бланки). Мы — памирцы, так называет себя народ, проживающий в Горно – Бадахшанской автономной области Таджикистана (ГБАО). Проезжая через открытый шлагбаум, слышим: «Добро пожаловать на Памир».

Движемся по Долине Смерти – долине реки Маркансу. Граница с Китаем рядом. По обе стороны дороги безжизненный горный пейзаж, а над ним синее – синее небо.

 

Перевал Уйбулак – 4270 метров. Выхлопная труба выплевывает клочья черного дыма, кто – то невидимый время от времени, как будто хватает за задний бампер и тянет назад, а потом, потешившись, отпускает, от чего машина рвет вперед, вжимая нас в сиденья. Вслушиваемся не только в работу двигателя, но и в себя, не пришла ли горная болезнь.

Озеро Каракуль (3914 м) и одноименный поселок. Ни людей, ни деревьев.

Дорога круто поднимается вверх, включаем пониженную и передний привод, как оказалось вовремя. Впереди перевал Ак- Байтал (4655 м)- самый высокий в бывшем СССР.

Перевал взят!

Знаковое место для многих путешественников, о чем свидетельствуют оставленные наклейки.

Мы в порядке. Спуск. Дорога – ухабистый асфальт. Взлетаем, приземляемся, из-под крыла вылетают мелкие детали. Открутился передний амортизатор. Находим разбросанные по обочине резиночки и шайбочки, и собираем конструктор. Мимо проезжает пограничная «буханка», нужна ли помощь, благодарим – справимся.

 

В Мургаб въезжаем в 15-30. Сегодня пятница. Закрыты банк (обмен валюты) и отдел регистрации иностранных граждан (обязательная регистрация в 3-х дневный срок, не считая выходных). В РОВД предлагают ждать до понедельника. До Ишкашима 350 км и 100 литров в баке. Заезжаем в таможню и здесь облом! Новые бланки свидетельств о временном ввозе авто закончились и нас отправляют в Хорог. Просим сообщить об этом на погранпереход. Входят в наше положение и меняют тысячную рублевую купюру на таджикские сомони.

Мургаб явно не хочет нас принимать. На выезде из городка пост ДПС, регистрация в журнал и рекомендация заночевать в месте стоянки дальнобойщиков и регистрироваться уже в Ишкашиме. Просыпаемся в окружении рычащих фур. Едва показываемся, как тут же последовало приглашение на завтрак. Колонна следует из Китая в Афганистан. Как всегда среди новых знакомых оказался человек, служивший во Владивостоке 30 лет назад. «Обстановка в Афганистане? Можно ли проехать?» Ответ один: « Не стоит рисковать.» — «А как же вы?» — «Нас сопровождают». Ответ заставляет задуматься о целесообразности запланированного маршрута Термез – Мазари-Шариф – Герат – Машхад.

Эстакада в месте стоянки весьма кстати, теперь болтается передний правый аморт. Вдвоем с Штурманом закручиваем его, пополнив запасы воды из родника трогаемся в путь.

Сильный встречный ветер и ярчайшее солнце сопровождают до кишлака Аличур.

В кишлаке 2 столовые, гостиница. В близлежащем озере ловят рыбу с мая по октябрь. Сейчас озеро покрыто льдом.

За Аличуром развилка. Направо – асфальт до Хорога, налево – гравийка в Ваханскую долину. Нам налево. Со слов дальнобойщиков в зимний период эта дорога не пользуется популярностью. Встречный транспорт — редкость. Солнце быстро скрывается в горах. Уже в темноте съезжаем с дороги в поисках укрытия от ветра. Ночью как-то не по себе, видимо организм еще не адаптировался к высоте. Все же нам определенно везет! Мимо проезжает машина, останавливается, сдает назад, освещает фарами, постояв, уезжает. Мы не одни на этой дороге.

Перевал Харгуш (4353 м).

Пограничная застава и КПП. Никого. Ждем. От строений отделяется фигурка бегущего бойца. Идти в условиях высокогорья тяжело, а бежать? Запыхался. Проверка документов, разрешения в ГБАО, откуда и куда, звонок по телефону, запись в журнал. Здесь в неделю проходит 1-2 машины. Предлагаем киргизские яблоки, отказывается.

Дальнейшая дорога вдоль реки Памир, на другом берегу Афганистан.

Виды афгано – пакистанского хребта Гиндукуш настолько захватывающи, что наше и без того медленное движение, превращается в сплошные остановки.

У наиболее опасных (лавины, камнепады) и одновременно наиболее красивых участках дороги – старенькие бульдозеры дожидаются работы. На одном из съездов замечаем УАЗик с поднятым капотом, проезжаем мимо, а вдруг кто-то нуждается в помощи? Сдаем назад. Разговариваем с водителем, все в порядке. Угощаем киргизскими яблоками и вновь погружаемся в красоту.

По мере снижения появляются деревья и небольшие огороды. Каждый участочек земли тщательно обработан. Можно представить сколько труда вложено в эту землю.

В кишлаке Ратм на высоком берегу реки остатки древней крепости, бывшей стратегическим форпостом. Прогуливаемся к развалинам. Возвращаемся к машине. Нас ждет мальчик с тарелкой плова и лепешкой, — « Это вам от мамы». Вкусный плов и лепешка стали нашим ужином, благодаря сердечной доброте мамы Фирюзы.

Спускаемся ниже, к кишлаку Лянгар, где река Вахандарья впадает в реку Памир образуя Пяндж.

Теперь наш путь лежит по долине этой реки к историческому памятнику крепость Ямчун и горячему источнику Биби Фотима.

Серпантинами поднимаемся к санаторию. С позволения охраны санатория рассматриваем как по скале стекают горячие радоновые струи. Ночное время и отсутствие света не позволяют стать под природный душ. С рассветом спускаемся к крепости Ямчун. Бродим по остаткам древней крепости огнепоклонников, построенной в 3 веке до н.э. Камни взывают к воспоминаниям о кипевшей некогда жизни в этих местах. Любуемся величественными видами горных пиков и наполненной солнечным светом долиной Пянджа.

На узкой дороге трудно найти место для ночевки – слева река, справа горы. В сумерках въезжаем в кишлак, спрашиваем у первого прохожего о возможности остановиться где – либо. Тут же последовал ответ: «Можете остановиться у моего дома». Протискиваемся к калитке и ждем хозяина. Приглашение в дом. Знакомство с Захиром, женой Зайноро, внуком Мустафой и его родственниками. Захир — завуч средней школы и преподаватель русского языка. 40 — летний педагогический стаж впечатляет и вызывает уважение. Памирский дом Захира встречал путешественников из Украины, Германии, Австралии. Мы сидим за дастарханом (скатертью), поднимаем бокалы. Какой же первый тост? За встречу?- За МИР! С некоторым изумлением глядим на хозяина провозгласившего столь необычное пожелание. Его рассказ о гражданской войне, о беженцах, спасавшихся от войны в Афганистане, а затем переправлявшихся через Пяндж на Памир и находивших приют в его доме, о голоде… Были другие тосты, но первый остается в душе.

Проезжая кишлаки обратили внимание на женщин обутых в очень красивые носки и галоши. Оказалось, что их вяжут только на Памире и вот такой согревающий и красивый подарок был получен Штурманом от хозяйки дома – Зайноро. 5 летний внук Мустафа, родившийся в Москве, успешно учит русский язык по букварю, принесенному дедушкой, отжимается от пола бессчетное количество раз и танцует на кончиках пальцев.

На следующий день по приглашению Захира посещаем среднюю школу сельсовета Казыдех. Знакомимся с учениками и учителями. В классах тепло. Учителей, слава Аллаху, хватает. 50% преподавателей – мужчины. С образованием на Памире все в порядке.

Лента дороги, разматываясь вдоль реки, приводит к сероводородному источнику, уцепившемуся за обочину. Не слишком теплая вода ободряет.

Кишлак Андароб. Сворачиваем к санаторию Гармчашма.

Стоим на берегу реки. По утрам выясняем отношения с любопытным быком, раскачивающим рогами машину и сожравшим пакет с помидорами, оставленный без присмотра,

а днем гуляем по окрестностям, пьем нарзан, бьющий из ржавой трубы, неподалеку от милицейской базы отдыха,

по ночам купаемся в бассейне. Через пару дней райского отдыха собираемся ехать, а местный житель по имени Амирхон сетует, почему не зашли к нему в гости.

Ишкашим. Солнечный день. Тепло. Обращаемся в дежурную часть милиции с просьбой о регистрации. Капитан милиции улыбается, не вы ли подъезжали к УАЗику в горах? Дежурный забирает паспорта и записывает в какой-то журнал. А бумажку? — Никакой бумажки. Записаны -свободны. В некотором замешательстве потоптались у дежурки, ладно, они знают что делают. Где тут деньги меняют? – В банке. Можно ли оставить машину? – Оставляйте, присмотрим. Меняем деньги, возвращаемся к машине. Нас приглашают на обед, вежливо отказываемся.

Вновь дорога вдоль реки Пяндж. Привыкаем к тому, что жизнь на афганском берегу ничем не отличается. Идут по тропинке мужчины, женщины, ишаки с хворостом и поклажей, дымок над домами, на зеленых лужайках детвора играет в футбол.

Удобное место для ночевки, сворачиваем , а тут надпись на камне «мины».

К этому невозможно привыкнуть. Возвращаемся на дорогу и через некоторое время находим удобное место для ночлега, на пригорке, как раз напротив афганского кишлака. Вскоре к нам жалует пограничный УАЗик. Командир заставы проверяет документы. Будете ночевать? –Да. Будем охранять. Если, что потребуется, обращайтесь. Ночью мощный прожектор, освещающий афганский берег поворачивает и в нашу сторону.

Очередная проверка документов на въезде в Хорог. Выясняем, где таможенное управление, чтобы получить свидетельство о временном ввозе авто. Движемся в центр. Отвыкли от большого количества людей, машин. Останавливаемся у сотрудника ГАИ, уточняем дорогу к таможне, в этот момент нам сигналит встречная машина, останавливается. «Вы из Владивостока?»- Да. «Едете в таможенное управление?» — Да. «Вам просили передать» и вручает заполненное свидетельство о временном ввозе, тут же уезжает. Опешив, изучаю документ. Все данные о владельце и машине верны. Ощущение, что весь Таджикистан знает о нашем передвижении, находит свое подтверждение.

Меряем тюбетейки на рынке

и здесь же выясняем у водителя дизельной машины, где лучше заправиться, он называет имя владельца и направление. Впервые заправились китайской соляркой (качество хорошее). На АЗС к нам подъезжает черный мерседес. Молодой мужчина просит подождать, пока заправится. Ждем. Приглашение пообедать в кафе его тещи. Обедаем вместе, расспрашивает о путешествии, сожалеет, что русские уехали из города. Планирует обустроить заброшенное русское кладбище, чтобы родственники могли посещать могилы. Извиняется, надо еще на свадьбу, оставляет номер телефона и уезжает. Отобедав, благодарим хозяйку и отправляемся в ботанический сад.

Платим на въезде какую – то сумму и серпантином поднимаемся в гору. Останавливаемся на асфальтированной площадке. Неподалеку дворец за оградой. Экскурсию по безлюдному ботаническому саду нам проводит сотрудник охраны президента.

Во дворце останавливается президент Таджикистана, когда посещает Хорог. Снимать дворец запрещено (?!). Ботанические сады все же лучше посещать без сопровождения и не поздней осенью.

Какой же разный Пяндж! Как и человек, он спешит, а то вдруг замедляет свой ход, бывает задумчив, порой гневен….

 

 

Суббота.

Завидев у реки приграничный рынок, сворачиваем на грунтовку. У шлагбаума боец с ручным пулеметом, спрашиваем разрешения проехать. Связывается по рации, проезжайте. На нейтральной земле крытый рынок, по периметру охраняемый пограничниками с автоматами. На рынке идет торговля сахаром, конфетами, вермишелью и китайской бижутерией. Торговцы и покупатели, как с той, так и с этой стороны реки. На открытом воздухе таджик с женой готовят плов. Семьями и компаниями афганцы сидят за столиками. Присоединяемся и мы. Плов вкусен, берем порцию с собой.

Отмечаемся на очередном КПП. Милиционеры напоминают, что сегодня последний день разрешенного пребывания в ГБАО и советуют продлить его в райцентре Ванч. Растворившись в горных вершинах, в быстрой реке и доброжелательной атмосфере встреч, совершенно забываем о сроках. День проходит в ожидании начальника районного отдела. К ночи нас вызывают в кабинет, угощают чаем и разъясняют, что продлить срок возможно только в Хороге, а на посещение ледника Федченко до которого нам оставалось 60 км требуется специальное разрешение, поскольку это стратегический объект (?!). Из приятного в этот день, встреча с Сураджем, увидев 25-ый регион на номерах, он, являясь жителем Владивостока, оставляет свой номер телефона, на всякий случай. Обычное явление в Таджикистане — оставить номер мобильного, чтобы помочь путешественнику. Работает ли это? Работает. Нам не раз звонили, чтобы убедиться, все ли в порядке.

С просроченным пропуском, выслушивая на контрольно – пропускных пунктах нотации о штрафах (30.000 рублей) и о возможной депортации, спешим покинуть так полюбившийся нам Памир и Пяндж.

Пяндж уходит от нас, испытываем легкое сожаление сродни расставанию с добрым попутчиком. Чтобы не было скучно, берем на буксир белый Мерседес и тащим его в гору до ближайшего кишлака.

Доброе отношение к русским путешественникам помогает без лишних хлопот завершить марш – бросок из ГБАО. Ночью, в густом тумане сворачиваем в какой- то сад и тут же засыпаем в надежде, что выехали из Горного Бадахшана. Утром обнаруживаем себя над дорогой напротив арки в ГБАО. Ювелирная точность!

Несколько дней отдыхаем в фруктовом саду, на деревьях которых, увы, только пожелтевшие листья, скрываемые фантастическим туманом.

Центр города Куляб. Парк. Вековые деревья — чинары (чано`р) окружают святое место – мемориальный комплекс Мир Саид Али Хамадони – мыслителя и ученого 14 века, написавшего более сотни книг.

Подсаживаем попутчика, попросившего подвезти к рынку. Нам туда же. По его подсказкам – направо, налево, там ремонт, там объезд – незаметно выехали из города и оказались таки на рынке, но в 50-ти км от Куляба. Поэтому в Восе, известному своей огромной соляной горой не попадаем.

Дангара – родина президента Эмомали Рахмона. Об этом мы узнаем за обеденным столом у гостеприимного Рустамзона – владельца чайханы на местном рынке. По его рекомендации направляемся в государственный музей. Сотрудники музея Манучехр и Махмадали с радостью показывают экспозиции, посвященные истории города и землякам, прославивших свою землю на полях сражений и в мирное время, и, конечно же, семье президента.

Тепло расстаемся с экскурсоводами, фотографируемся на память у входа в музей и у нашей машины.

Указатель «Blue sea» привлекает внимание. Крутой спуск и перед нами открывается великолепный вид на голубое водохранилище, сады и виноградники.

Урожай собран. Рабочие копают ямки для посадки новых деревьев. Одна из работниц, Рукия с горечью рассказывает о гражданской войне. Ее старший сын родился в КАМАЗе, а младший под градом пуль. Она напоминает молодежи, что можно все пережить, лишь бы не было войны.

Знакомимся руководством сельхозпредприятия, являющегося государственным учреждением и поставляющим свою продукцию в администрацию президента. Отрадно, что это предприятие дает работу жителям окрестных кишлаков, ранее никогда не занимавшихся садоводством. Нас приглашают остановиться на ночлег в бригаде, и занять пустующий домик для рабочих, где можно и помыться. С радостью соглашаемся на последнее, домик у нас всегда с собой. Прогулявшись по берегу, подъезжаем к указанному строению и, не мешкая, моемся — стираемся. Развесив белье, позволяем себе поужинать и расслабиться. Ночью ветер доносит с водохранилища странную монотонную музыку, типа там-тама в современной обработке.

Нурекская ГЭС – место обязательного посещения гостей г. Нурека. Особенно красив сброс воды весной, нам достается обозревать 300-метровую плотину. Чем только люди не украшают свою усадьбу! Нурекчане – ковшом экскаватора.

Коржик из детства. Вкус тот же.

До Душанбе вдоль дороги продавцы хурмы. Напробовались настоящей хурмы.

Понедельник. 9-00. Посольство Ирана. Нам необходима визовая поддержка от туристической фирмы. В прошлом году имели предварительную договоренность с представителем такой фирмы в Москве. Весной представитель сообщил о выходе закона запрещающего наземное путешествие по Ирану без сопровождения и разрешения местной службы безопасности. Поднятая тема в интернете не прояснила ситуацию. По мере продвижения по Средней Азии от наших друзей из Австралии получили сообщение о встрече путешественников, пересекших Иран на автомашине. Когда же в Чарынском каньоне познакомились с швейцарской парой (см. Вокруг Света. часть 4. Казахстан), проехавшей Иран на своем МАНе без сопровождающих, без каких- либо разрешений, созрела решимость увидеть Иран. Обязательный документ – Карнет да Пассаж, полученный в Российской Автомобильной Федерации (РАФ) уже был в кармане (привез Штурман, возвращаясь с Украины в Бишкек). Обращаемся к представителю и получаем отказ, ищем турфирмы в Душанбе, которые смогли бы нам помочь и не находим. Все же представитель нас не оставил, порекомендовав турфирму, готовую оказать подобную услугу. Связываемся, обещают помочь, но через неделю. Ждать не можем. Хорошо, что посмотрели на дату вывоза автомашины из страны. Просили 2 месяца – дали менее месяца. Визовую поддержку переадресовываем в посольство Ирана в Ташкенте, куда вообще не собирались изначально.

Поздняя осень в Душанбе дарит нам солнечные дни, чтобы увидеть город, а встреченные люди: пожилой уличный торговец вещами, которые никто не покупает, но он каждый день стоит на своем месте в белоснежном халате; по сути бездомные, живущие в вагончике — охранник парковки и его сын, который днем учится в университете, а ночью помогает отцу; подруги Венера и Светлана, рассказавших о милиционере, который оставаясь верным долгу, в годы гражданской войны на своей машине ночью ездил по городу, спасая женщин, пока его не убили; коллектив мебельного магазина «Istikbal», работники туристических фирм, обычные прохожие и даже ребята из 201-ой мотострелковой дивизии, – влюбляют нас в этот город.

Дальневосточники поймут изумление Пилота, когда он увидел леворульный «Марк-2» и не поверил своим глазам, а потом еще и еще… ну, не кудесники живут в Душанбе?! Переставить руль справа налево за 500 долларов!!!

К крепости Гиссар подъезжаем уже ночью. Охрана позволяет припарковаться на служебной территории. Утром, дождливым и холодным, бродим по реставрируемой крепости и медресе, которым более двух с половиной тысяч лет. Нашим добровольным экскурсоводом становится афганец, проживающий неподалеку. Зябко. Афганец дрожит. Прощаемся. Запрыгиваем в салон. В зеркале заднего вида уменьшающаяся фигурка машет нам вслед.

Фанские горы, мы едем к вам ! (слышали песню Визбора?)

Дорога Душанбе – Ташкент забирает в горы, крутой серпантин, а она все вверх и вверх, а вот кому – то не повезло и уже не узнать в груде металла машину. Внезапно горы окутывает снежный вихрь, народ обувается в цепи и медленно тянется на перевал Анзоб (3372 м).

Недолго. Стоим. Несколько часов. Двигаемся и вновь стоим.

Вползаем в темный туннель с разбитой дорогой. Темнеет. Сворачиваем с дороги к озеру Искандеркуль. 24 км в полной темноте карабкаемся по свежему снежку. В какой-то момент машина перестает слушаться руля, нас разворачивает и несет к обрыву. Снега немного, на обочине камни, которые нас и удерживают. Чем хороша ночная езда в горах – не видать глубину пропасти. Добрались.

Наше упорство вознаграждается первыми лучами солнца, осветившими синеву озера.

По тропинке, указанной пастухом идем к 38 –метровому водопаду, зажатому скалами. Предупредительная надпись свидетельствует – он не прощает ошибок.

Объезжаем озеро. Замерзшие базы, президентский коттедж отдыхают от летней суеты. Яки черною толпою бредут вдоль заснеженной дороги.

Возвращаемся, часто останавливаясь, чтобы полюбоваться Божественным творением.

Выезжаем на трассу.

Небольшой пробег и поворот на Пенджикент. Дорога строится китайцами. Упираемся в очередь, впереди расчистка породы после взрывных работ, ожидаем несколько часов.

Солнце прячется, предлагая ночное путешествие. Соглашаемся. На уже проложенном асфальте позволяем себе разгоняться, пока он не заканчивается через несколько км, вынуждая резко тормозить. Так и развлекались. Дорогу на Маргузорские озера показывает водитель, встретивший двух сыновей, отработавших в Новосибирске. Чтобы мы не потерялись, он периодически включает аварийку. На КПП терпеливо ждет, пока проверяют наши документы. Вскоре наши пути расходятся. Вам туда, показывает рукой, его ребята желают нам счастливого пути и машина стремительно исчезает – мама ждет сыновей. Немного по горной дороге, ведущей вдоль реки в кишлак Шинг, чуть влево и ночевка. На другом берегу с высокой горы доносится рокот моторов и периодически катятся камни. Тишина здесь не прижилась.

Выдвигаемся в гости к 7-ми сестрам, так называют семь Маргузорских озер. Погода меняется: срывается снежок, ветерок и тучки. Узкие серпантины покрыты льдом, пониженная и 4WD на подъемах не всегда эффективны, сносит. Увидев первое озеро и потемневшее небо, в раздумии, продолжать подъем или возвращаться. Доедем до следующего и вернемся. Так добираемся до шестого.

Машину раскачивает, как младенца в люльке, воздух забивает дыхание.

Местный житель утверждает, что до 7-го озера не дойдем, глубокий снег и ветер. Оставляем седьмое озеро в список достопримечательностей для путешествия второго круга. Говорят, что эти озера имеют разный цвет, может повезет, и увидим это разноцветье.

Кишлак Шинг в лице Аллаёра и Махмарасула приглашает на чай в домик для путников, хорошая традиция добрых людей.

Снежная метель сопровождает нас в Панджруд — родину Абу Абдаллаха Рудаки – основателя персидской литературы и поэзии. Доехать не удается. Настойчивые сигналы проезжающего автомобиля, вынуждают остановиться. Никаких отговорок, должны заехать в кишлак Шашкат. Следуем за иномаркой. Мухибулло — предприниматель из Екатеринбурга приглашает в дом, который наполняется родственниками, радушная беседа за столом с восточными сладостями продолжается в доме его матери. Выделяется провожатый до Панджруда — Кобилчон.

Заснеженная дорожка к поэту: «К добру и миру тянется мудрец, к войне и распрям тянется глупец». Рудаки жил в 9 веке. Сейчас 21-ый. Куда подевались мудрецы?

Вновь на трассе. Перевал Шахристан (3378 м).

Худжант. Пограничный переход. Проходим быстро.

Таджикистан: не досмотрели, не доходили, не налюбовались… Памир будет сниться.

 

4 responses on “Вокруг света. Часть 6. Таджикистан

  1. не успели отойти от богатых на эмоции внедорожно-спортивных выходных.. как тут такой сюрприз.. и еще час забвения… читаю, любуюсь, мечтаю..
    Володя, спасибо.. Ждем следующих частей…

  2. Ассис:

    Аж мурашки от видов и написанного! Удачной дороги! С нетерпением ждем следующих частей!

  3. Макс Сузуки:

    КЛАСС !!!! Ждем следующего отчета ! Удачи и счастливого пути !

  4. Darth VadeR:

    Красота! На улице у нас +22, а смотря фотографии даже невольно поежился от мороза! Ждем следующей части! Будьте осторожны на дороге! Счастливого пути!

Добавить комментарий