17 Октябрь 2017

Комментарий

0
 Октябрь 17, 2017
 0

ПЕРУ

Погранпереход Desaguadero – Араму Муру (дверь в Никуда) — Сhucuito – Tipon – Cusco – Ollantaytambo – Santa Teresa – Agua Caliente (Machu Picchu) – Abancay – San Pedro de Chuparo — Ayacucho — Junin (PN de Junin– Huanuco – Cochachimba – Huallanca — PN Huascaran — Cotac – Llumpa – Yanama – Yungay – Huallanca – Pallasca – Victoria – Huamachuco – Encańada – Leymebamba – Yerbabuena (захоронения Revash) – Kuelap – Cocachimba (водопад Gocta) – San Pedro Ruiz – Cuespes (водопады: Medio Cerro, Cristall, Yumbilla, Pobellon) – Jaen – погранпереход La Balsa

21.08 – 16.09.2016

Погранпереход Desaguadero. Миграсьон дает 90 дней. В таможне задают вопрос о страховке. Предъявление аргентинской страховки. Покрутив ее в руках, таможенник выдает временное разрешение на ввоз Сафаря в страну инков. Обмен оставшейся  боливийской валюты на перуанские соли.

Первые впечатления от перуанской дороги такие же, как и от посещения китайского рынка…  может от разноцветного мусора вдоль дороги или от множества микроавтобусов с сумками и мешками на крыше, мотоциклов и моторикш, бензоколонок,  дыма:  от жилищ, печей для отжига кирпича, с полей и огородов, в общем, от деловой суеты свойственной рынку.

По правую руку гладь озера Титикака с мусором по берегам. Одно из самых крупных высокогорных озер Южной Америки (3812 м над уровнем моря) и площадью более 8000 квадратных километров.



Араму Муру. Съезд на грунтовку. Причудливые скалы.

По тропинке к одной из них, где вырезаны ворота и дверь… в никуда.

Знающие люди утверждают, что это портал в другой Мир. Сюда съезжаются просветленные личности, чтобы пообщаться с братьями по разуму с других Миров, чем пользуется местная община не столь просветленная, сколь предприимчивая. Завидев группу желающих переместиться, из-за каменьев тот час появляется мужичок, и обилечивает каждого пассажира портала.
Оплывший парафин у дверей портала и пачка билетов свидетельствует о неиссякаемом людском ручейке, пополняющем общинную казну.
У дороги появляются сооружения инковской эпохи.

Chucuito. Маленький городок знаменит каменными столбиками с набалдашниками, оставленными цивилизацией инков местному муниципалитету для пополнения бюджета.

Якобы сюда приходят женщины посмотреть на каменные набалдашники, чтобы успешно зачать. А чтобы взглянуть на них, надо платить. На ценнике иностранные туристы относятся к категории братьев по планете, тем не менее, муниципалитет поступает с ними совсем не по братски, сдирая за входной билет сумму в 2,5 раза превышающую стоимость входа для своих сограждан.
Не пополнив бюджет городка, Бродяги прогуливаются мимо собора Сан Доминго

на центральную площадь,

входят в полумрак храма La Asunciòn

и на солнышко городской смотровой площадки

– место ночного отдыха молодежи, судя по валяющимся пустым банкам из – под пива.
Заунывные звуки духового оркестра доносящиеся с окраины городка все громче и громче. Похороны, думают Бродяги, не понятно только зачем еще взрывать петарды, но у каждого народа свои традиции. Процессия выходит на площадь, становится ясно – несут фигуру Девы Марии. Праздник. Шоссе ведет все дальше вглубь страны.

Picillaeta. Руины у дороги.

Красивое сооружение непонятного предназначения и ровная площадка, чтобы проверить тормоза. При скручивании гайки колеса, не выдержав напряжения кругосветного путешествия, лопается баллонник и остается на земле инков. Встреча с бельгийским экипажем на Мицубиси L200. Ребята без настроения. Первый день пребывания в Перу омрачен взломом двери автомобиля, оставленного у гостиницы в Пуно, и кражей фотокамеры. Теперь дверь ремонтировать да еще мотор греется. Не позавидуешь.
Тipon. До закрытия парка водных террас остается час. Построенная инками 600 лет назад система водоснабжения действует до сих пор! Чтобы ее увидеть требуется купить, так называемое болето туристико (билет действителен 10 суток), стоимость 130 солей на посещение 16 достопримечательностей и музеев, которые Бродяги посещать не намерены. Хочешь посмотреть один музей, плати еще за 15, неплохой способ без особых усилий содержать менее посещаемые руины.

Добрый человек разрешает пройти к древним гидротехническим сооружениям. Насколько гармонично они вписываются в окружающий ландшафт, насколько совершенны, что продолжают функционировать и насколько красивой может быть инженерная мысль. А еще люди! Незнакомый мужчина рассказывает о террасах, как о сакральном месте для перуанцев,

женщина указывает источник, в котором следует совершить омовение лица и ног, а напоследок попить — вода Типона придает силы каждому, кто к ней прикоснется.


Вода ли, встреча ли с добрыми людьми, а может, все вместе, создают душевный комфорт, когда находишься в том месте и в то время…
Попытка заехать в Cusco и посмотреть достопримечательности на автомашине оказываются безумием. Покрутившись на узких улочках города, среди массы народа, не найдя места для парковки, экипаж покидает его. Все чаще и чаще большие города хочется объезжать стороной.
Через Ollautaytambo дорога в Мачу – Пикчу становится интереснее: огромные высоты (за 4000 м), серпантины, инкские сооружения. Где – то рядом проходит туристическая пешая тропа известная, как «дорога инков». Навигатор все пытается увести на эту тропу, Бродяги упорствуют.





Впервые, за много месяцев, теплый дождь. Бродяги ловят капельки, радуясь, как дети.
Окутанный облаками Сафарь спускается в долину. Остановка на ночь у сельской АЗС у гостеприимной сеньоры Жанет.


Дорога к Мачу – Пикчу заканчивается шлагбаумом у комплекса Hydroelectrica (ГЭС). Охранник указывает на частный домик, где пожилой хозяин за 10 солей уверяет в безопасности оставленного имущества.
До городка Agua Caliеnte (откуда совершается подъем на Мачу – Пикчу) можно добраться двумя путями: по железной дороге из Куско, Санта – Терезы или Hydroelectrica или одиннадцать км пешком по шпалам от Hydroelectrica. Являясь монополистом, железная дорога установила такие цены на билеты для иностранных туристов, что большинство из них предпочитает здоровую двух – трех часовую прогулку 20 минутам (из Hydroelectrica) одному в пустом вагоне.
Штурман налегке, Пилот с рюкзаком, наполненным провизией, шагают в компании подобных себе по шпалам,



изредка уступая дорогу по гудку тепловоза или рабочей дрезины.

Мачу – Пикчу виден с дороги.

К концу пути, Пилот с непривычки волочит ноги.
Городок Agua Caliente.

Покупка билета собственно в Мачу – Пикчу – 64$ с человека, сожаление (пока еще), что билеты с подъемом на вершины гор Мачу-Пикчу и Вайна–Пикчу закончились.

В автобусную кассу за билетами к Мачу – Пикчу в одну сторону (12$ за место)

и хостел за 50 солей. Потолкавшись среди туристов со всего мира, наполнивших городок разноязычием, выпив пива, поужинав и приняв душ, Бродяги засыпают под шум ливневых потоков.
Небо затянуто тучами. Стометровая очередь на автобус движется быстро. Проверка, как на режимном объекте: идентификация личности по паспортам; считывание штрих – кода билета.
Заваливаясь на поворотах, автобус поднимается круто вверх. Через 20 минут у входа. Выстоять очередь, чтобы пройти контроль штрих – кода на билете + паспортный контроль.

С рюкзаком и треккинговыми палками нельзя. Пилот с огромным облегчением сдает его в камеру хранения (3 соля).
Поднявшись на верхний ярус города, Бродяги оценив расстояние до вершин Вайну – Пикчу и Мачу-Пикчу, благодарят тех, кто уберег их, выкупив билеты на эти горы.
Просто сидеть на камне, свесив ножки, смотреть на вечный город и быть счастливым…

Внизу разноцветные ручейки иностранных туристов, пожилые перуанцы, поднимающиеся по нелегким ступеням священного для них города. Посвист рейнджеров…



Тропинка ведет круто вниз, к рельсам. Встречая поднимающихся, Бродяги осознают, насколько верным было решение купить билет на автобус.
От ж.д. станции вновь по шпалам. Рюкзак пуст, Пилот весел.

2,5 часа и у дверей заждавшегося Сафаря. Рядом кругосветчики из Лондона.

Полкилометра и берег реки Урубамба. Хорошее место для ночевки. Белый пикап расстраивает планы. Мужчина в каске поясняет, что берег – территория гидроэлектростанции, стоянка запрещена. А там, Пилот указывает рукой на противоположный высокий берег и жилища. На том, можно. Короткий разговор, откуда и куда.
Переехав через мост, поужинав, экипаж уже готовится ко сну, как их домик освещается фарами автомобиля. Из знакомого пикапа выходит тот же мужчина. Знакомимся ближе. Карлос – главный инженер станции предлагает переехать в гостевой домик, принять душ и лечь спать, как нормальные люди. Усталость такова, что от одной мысли складывать вещи и куда –то ехать у Бродяг подкашиваются ноги. Взяв слово приехать на завтрак, Карлос уезжает. Бродяги тут же отключаются.
К назначенному времени у проходной станции. По рации вызывают главного инженера. За его пикапом в ГЭСовскую столовую. Знакомство с меню: фрукты, овощи, яйцо, мясо, соки – на выбор.
Предложение посмотреть станцию принимается с воодушевлением. Новое – всегда интересно.
Запись в журнал, выдача касок. Лифт спускает и поднимает маленькую экскурсионную группу по этажам станции, построенной с помощью французских специалистов и восстановленной с помощью китайских после трагедии 1997 года, когда, перекрытая сошедшей лавиной, река затопила машинный зал станции, унеся три жизни.
Здесь река отдает свою энергию людям.





В одном из переходов Карлос знакомит с директором станции – Фреди, который неожиданно приветствует на русском языке.

Фреди — выпускник московского энергетического института 1994 года. Благодарность Карлосу за экскурсию и продолжение разговора с директором за дружеским обедом под рюмочку перуанской водки – писко о семье, о студенческих годах, которые остаются лучшими в его жизни. Не хочется расставаться, но директора ждут дела, а Пилота — Сафарь, которому надо поменять местами колеса.

Ровная площадка мехмастерской как раз то, что надо. Прием душа и прощание с территорией дружеских сердец.
На постой к сеньоре Жанет, чтобы подняться с первыми петухами.
Горная дорога то скрывается в белых облаках, то заливается кратковременным дождиком.



Яркие национальные одежды местных красавиц, вяжущих на обочине шерстяные носки в ожидании платной фотосессии да собаки, распределившие дорогу на участки и терпеливо ожидающие какого – нибудь пакета с остатками еды, принятого выбрасывать из окон проезжающего транспорта.

Город Ollantaytambo. Террасы инков на посещение которых требуется «болето». Железнодорожная станция, огромная парковка, сувенирные лавки и сувенирные ряды.


В информационном центре девушка рисует схему, как пройти к руинам зернохранилищ инков Pinkuylluna. От информцентра через мост, второй поворот налево и на узенькой улочке

незаметный указатель на тропинку в гору.

Три маленькие девочки в красных национальных одеждах сидят на тропе, надеясь заработать на мороженое, разрешая себя фотографировать. Крутой подъем по каменной лестнице. Цветущие кактусы,

руины инковских амбаров,

великолепный вид на город и террасы, опыленные туристами.


Минуя Куско грунтовками,

где наскальные произведения древних соседствуют с творениями современных художников.



через воскресные рынки деревень. Обед с местными жителями на улице – кукуруза с жареной свининой. Столовые приборы отсутствуют, все едят руками. Оказывается, совсем несложно есть руками. Сидящий за соседним столиком полицейский рекомендует запить рюмочкой водочки de Cańa из графинчика на столе. Говорит, полезно очень для желудка после жирной пищи. Рюмочка опрокидывается, водочка скатывается в желудок. Приятно и полезно.
Горные дороги еще и пыльны. Продувка воздушного фильтра.
г. Abancay. Заправщик интересуется дальнейшим путем. Впереди La Puna –высокогорное плато. Рекомендует остаться в ближайшем поселке, а утром продолжить подъем.
Небольшая заправка «Los Angeles».

Ночью гости: молодой, веселый заправщик Сесар знакомит с семьей – женой и сыном, принесшим ему ужин.

Он щедро делится с путешественниками домашними лепешками и жареными бобами.

Утром проведывает, было ли холодно? – Да, в общем – то нет. Вы едете в Пуну, там очень холодно, настаивает взять теплую перуанскую шапочку.
Название определяет содержание. Ангелы с заправки продолжают путешествие с Бродягами.
Праздник в небольшом городке San Pedro de Chuparo. Заехав на центральную площадь, Бродяги оказываются почетной иностранной делегацией. Мэр городка с трибуны рассказывает в микрофон собравшимся жителям о достижениях, рассказывает долго.

Празднично одетые детки, еще не приученные внимать длинным речам взрослым, скучают, болтают и пытаются играть, на них шикают родители и учителя.

Демонстрация под звуки духового оркестра сродни первомайской. Первыми идут престарелые жители с палочками и наградами, некоторым помогают. Затем, вытягивая носок, чеканя шаг, со всей серьезностью, учащиеся младших классов (видать, начальная военная подготовка на высочайшем уровне), старшеклассники уже с улыбкой на лице.


 

видео (video): https://youtu.be/DEcoM13pEBM


Идут спортивные команды, защищающие честь города, шагают муниципальные служащие,
работники предприятий общепита, мамы с детками… плывут транспаранты, призы и награды, разноцветные воздушные шарики…



Несколько сотрудников правопорядка, снимаются со своих постов и замыкают праздничную колонну, помня военную выправку, но брюшко уже мешает. Последним проходит духовой оркестр.

Все так близко и знакомо. Бродяг приглашают на праздничный обед. Остаться – не выехать до утра. Искушение велико, но дорога зовет в путь.
От одного праздника к другому. Дорога приводит в маленькое селение.

Съезд на обочину. Центральная улица занята развеселой процессией, несущей поперек дороги длинную жердь с ношенной одеждой, ведро и черпак…

В сопровождении маленького оркестрика процессия прикладывается к содержимому ведра, отплясывает на асфальте танец хорошего настроения и предлагает присоединиться к танцу и ведру.
Русских кругосветчиков угощают ликером de Сańа, вкусным, напоминающим медовуху.

Что за день?!
г. Ayacucho. Утро. Не там свернув, улицы играют с экипажем в аттракцион «лабиринт», в конце концов выводят на свалку. Минуя кучи мусора, Сафарь выбирается на шоссе. Далеко внизу река Mantaro в окружении разноцветных гор.

Крутые повороты и серпантины, на четырех тысячах и выше…




Дорога узкая, на одну машину,

вечно ремонтируемые участки,

Разъезд со встречным грузовиком неизбежно влечет проблему.

Стиль вождения перуанских водителей, бешено гоняющих по серпантинам узких дорог, где с одной стороны скала, с другой – километровые пропасти, не оставляет шансов выжить при столкновении.
Толпа людей на краю дороги, смотрят вниз, в ущелье. Смятая в лепешку легковушка, пролетевшая сотни метров и застрявшая в камнях у самой воды. Вопрос жив ли водитель и пассажиры излишен. Печальное зрелище. Упокой Господи, их души.
Кресты, памятники с групповыми списками имен, укрепляют мнение Бродяг, что горные дороги Перу имеют право называться Дорогами Смерти.
Крупный город Huancayo на высоте 3371, ночь на строящейся АЗС.

1 сентября и первый день весны в Южной Америке. Была ли зима? Бродяги ее не заметили.
г. La Oroya – центр металлургической промышленности страны. Индустриальные пейзажи на фоне гор и экологические проблемы.

Не доезжая г. Junin высокий памятник в поле.

К нему дорога.

Въезд перекрыт шлагбаумом. Из будочки выходит охрана, знакомство. За 5 солей въезжаем на поле, которое вполне можно назвать перуанским Бородино.
Здесь, на высоте 4000 метров, 6 августа 1824 года произошло конное сражение объединенных патриотических сил во главе с Симоном Боливаром и Сукре против кавалерии испанских колониальных войск. Имея численное превосходство в 1200 всадников, против 900 у патриотов, тем не менее, роялисты уступили натиску патриотов, сражавшихся за свою независимость от испанской короны. Сражение было жестоким. Без единого выстрела, только ржанье лошадей, звон шпаг, удары пик, стоны умирающих и раненых. И коротким, всего 45 минут. Столько длился урок в советской школе. За один школьный урок, силы испанского королевства были сломлены и окончательно разгромлены в Ayacucho (по которому Бродяги плутали, не ведая о его историческом значении), где Южная Америка обрела независимость от Испании. Мечта Симона Боливара — выдающейся личности в истории Южной Америки, создать единое независимое государство потерпела крах, слишком разные интересы преследовали те, кто доверил ему возглавить освободительное движение. Некогда единая патриотическая сила раздробилась на силенки, которые столетия посвятили войнам друг с другом.
Над полем тишина.

Бродяги ступают по земле, пропитанной кровью патриотов – перуанцев, колумбийцев, аргентинцев, чилийцев и ройалистов – испанцев и русских, сражавшихся на стороне Испании. Что наши соотечественники искали на чужой земле, в чужой армии под чужой короной? Что искали на промерзшей сталинградской земле спустя столетие жители солнечной Испании, в чужой армии, под чужим знаменем?
Тарахтит мотоцикл. Сотрудник исторического комплекса хочет показать музей, расположенный под высоким памятником (35,9 м).

Увлеченно рассказывает об участниках далеких событий, о значении победы.

Оказывается, подразделению перуанских гусар, принимавших участие в сражении, было присвоено почетное наименование «хунинское».
Персонал музея оставляет запись в книге Встреч на добрую память.


Junin напоминает Мургаб в Таджикистане. Высокогорье сказывается на облике селений.

Мясное ассорти, зажареное на раскаленных камнях томится под куском войлока. Мясо, печеный картофель и бобы в стручках. Блюдо в придорожной столовой настолько вкусно, что Бродяги берут порцию в дорогу, а на десерт пакет мандаринов у разгружающегося грузовика.
г. Huanuco. Поиск АЗС, где можно заправиться по карте, успешен. Но только VISA! За городом резкий набор высоты по узкой грунтовке. Как долго будет продолжаться подъем – неизвестно. Ночь в горах внезапна. Принимается решение остановиться на ночевку у маленького домика, прилепившегося на склоне ущелья. Хозяева с радостью разрешают стать у кактусов. Разогревается ужин.


Ущелье заполняется туманом, а небо – Млечным путем.
Ночью салон освещается фарами проезжающих автомобилей. Чтобы ездить такими дорогами по ночам надо здесь родиться, думают Бродяги.
Завтрак под любопытными взглядами из зеленых зарослей. Сколько км до La Union? Местные жители отвечают в часах. Смело можно умножать на два. Узкая, со следами асфальта, и не знавшая ремонта, дорога заставляет снижать давление в шинах, а несущийся встречный транспорт – прижиматься к скале.


Вся жизнь местного населения проходит у дороги.

Столики, кресла, белье, початки кукурузы, играющиеся дети, работающие взрослые, сидящие старики…


Рождение, жизнь и смерть в дорожной пыли…
Достопримечательность — гора Корона Инки. Корона угадывается.


За Инкой дорога ведет к Huallanca – шахтерскому поселку. Здесь, на высоте 3.900 метров, экипаж находит ночное пристанище. Готовит ужин. Замурзанные маленькие девочки затевают игру поблизости, бросая любопытные взгляды на двух пришельцев.
Поворот на Huaraz. Съезд с асфальта на грунтовку.

Каменистая, слабо разъезженная дорога медленно тянется в гору, вползая в национальный парк Huascaran по имени наивысшего и зловещего (забравшего не один десяток тысяч жизней сходом селей) пика перуанских Кордильер – 6768 м), как оказалось, c «черного» входа.


Подъем до 4850 м. Высота открывает восхитительные пейзажи снежных пиков и ледников Белых Кордильер.


Лагуна Hilarion на высоте 4677 м c нависающим ледником и замерзшим водопадом.


Парковка стремительно убывающего ледника Пасторури на высоте 4903 м (S 09 ̊53.960 W 077 ̊11.136).

Местные жители раскладывают сувениры, готовят завтраки, лошадки на привязи. Все ждут туристов.

Бетонная дорожка ведет к леднику.
Фотографии разных лет свидетельствуют, каким он был в недалеком прошлом.


В скором времени он исчезнет, как и люди, его видевшие.
Дорожка раздваивается. Куда идти? По часовой стрелке. Бродяги выбирают заброшенную тропу, судя по сломанным перилам.

Высота 5000 метров. Ножки двигаются с трудом. Тяжело дышать. Штурман остается ждать.

Пилот сходит с тропы, медленно бредет к леднику, останавливаясь каждые десять шагов.


Прикасается к умирающему гиганту под хрустальный перезвон льдинок и весеннюю капель. Благодарит за увиденную красоту и возвращается к Штурману.


Бетонная дорожка выводит к более доступному ледниковому языку. Здесь туристы, избравшие конно — пеший маршрут против часовой стрелки.

Красиво. Пронизывающий ветер сгоняет Пилота к парковке, а надежно экипированный Штурман старается запечатлеть открывшуюся красоту на камеру.


Навстречу туристы.

Подъем дается им с трудом. Лица красные. Открытые рты хватают воздух.
Местный житель, завидев Пилота, обутого в армейские берцы, предлагает обменяться на ботинки. Пилот, отказывается, чтобы не разочаровывать перуанца. Выезд. Снижение. Немного внимания наскальным рисункам



и в гости к древнейшему растению на планете — Пуйа Раймонди (Puya Raimondi), встречающемуся лишь на высокогорье Перу и Боливии (от 3000 до 4000 метров), прекрасно переносящему холод, благодаря соку сродни антифризу. Растение может достичь высоты 15 метров, а диаметра – 60 см.

Проживая почти человеческую жизнь, от 40 до 100 лет, они однажды расцветают тысячами белых цветов с миллионами семян, чтобы потом умереть, обуглившись, как головешки.


Бродягам счастливится видеть цветение.

Из последних сил добраться до асфальта, чтобы впасть в сон в городке Сotaс.
Продолжение путешествия по национальному парку. Лагуна Querococha на высоте 4471 м.


Туннель Chavin.

Иисус с распростертыми объятиями всем, кто избрал своим путем дорогу.

Серпантины – серпантины… На наших цветочных рынках калы на прилавках, а здесь растут на обочине.

Лагуна Huachococha (высота 4300 м).

К городу Yungay ведут две дороги: так называемая автописта (магистраль) и грунтовка. Какую выбирают Бродяги? Правильно, грунтовку. Вдоль глубокого ущелья, по которому несется река Potaco.

Местный житель, тянущий за собой возик, оказывается японцем Masahito Yoshida. Семь лет катит свой возик по земному шарику.

Автомагистраль вдоль тихоокеанского побережья Перу считает опасной, поэтому выбрал эту, от деревни к деревне. Бродяги считают дорогу по побережью слишком хорошей, поэтому они и встретились – соседи по планете. По чашечке кофе, приглашение друг друга в гости и прощание.

Интересен мир таким встречами…

Поворот к селению Llumpa.

Водопад Catarata de Ayro Pajtza – местная достопримечательность. Пилот карабкается в гору, но водопад почти пересох.

Деревня Yanama. Выпить кофе, окидывая взглядом открывающийся пейзаж.

Подъем на перевал 4729 м.






Открывается волшебная панорама горной цепи Кордильера Бланка… Бродяги замирают в благоговении перед пространством красоты.

Нехотя снижаются по крутому серпантину мимо лагун Orconcocha и Chinancocha.



Уже спустившись, оглядываются назад, запомнить горы в лучах заходящего солнца.


В темноте подходящее место на АЗС в Yungay. Имеющаяся эстакада позволяет утром осмотреть ходовую часть, закрутить открутившееся и закрепить оторвавшееся.
Узкая дорога (вновь на одну машину) прорублена в скалах вдоль глубокого каньона Del Pato с бурной рекой Rio Santa.

Туннель следует за туннелем.



При въезде в темный проем Штурман командует: «Tocar Bocina», Пилот жмет на клаксон и не отпускает. Сигнал многократно отражается от стен, усиливаясь, превращается в гудок локомотива, несущийся впереди Сафаря. Так предписывает дорожный знак.

видео (video): https://youtu.be/HjLUu12AYsg

Едва появляется солнечный свет в конце туннеля, как тут же очередная темная пасть заглатывает Сафарь. … десятый, двадцатый туннель… тридцатый. Да, когда же они закончатся, восклицает Пилот, краем глаза замечая памятный крест на краю обрыва…

Остановка поглядеть на водопад «Фата Невесты» и немного расслабиться.

Huallanca (это уже город энергетиков – La Luz (Свет). Обеденное время. Рабочие приветствуют экипаж.

Подъем в горное разноцветье,




симпатичный водопадик у дороги располагает к отдыху. Купание в теплых, упругих струях,

стирка одежды и мелкий ремонт Сафаря.

Вода восстанавливает силы, ушедшие за предыдущие дни горного серпантина.
Встреча с Себастианом из Германии, в 21 год решившего увидеть мир на велосипеде, счастливого в своем выборе.

Дорога зажата огромным горным массивом. Настолько огромным, что Бродяги начинают ощущать себя человечками – букашками в спичечной коробке.


Потрясает…

В сумерках спуск на равнину. Estacion Chuguicara – место ночевки.
7 сентября.


Дорога приводит в городок Pallasca. На центральной площади храм 1650 года, еще с закрытыми вратами — ранний час.


Передвижная автолавка привезла в городок овощи и фрукты. Очередь из местных закупщиков. Пристроившись, Бродяги пополняют овощной запас и соглашаются купить условно – свежую скумбрию, пересыпанную солью.
Серпантины – серпантины… Пока Пилот бешено вращает баранку, Штурман пытается вести статистику петель: 25 за 5,7 км спуска и


сорок две на 6 км подъема.

К вечеру в придорожной деревеньке Victoria (3250 м). На обочине. Машина, Бродяги и готовящийся ужин на запасном колесе, вызывают интерес у местного люда. Подтягиваются взрослые и дети. Постепенно собирается человек 20. Заглядывают в окна, в кастрюлю, комментируют каждое движение. Вырисовывается сюжет мультика «Каникулы Бонифация».

Ответив на все вопросы, раздав детям сувениры, Бродяги запрыгивают в салон и захлопывают двери. В полной темноте, убедившись, что посетители разошлись по домам, жарится скумбрия.
В 6 утра под любопытствующие взгляды прогревается двигатель. Бродяги снимаются с места. Завтракают в спокойной обстановке через несколько км.
Пейзаж характерный для Перу – поля и огороды, тянущиеся к вершинам гор до высоты 4500 метров (!!!) Ум не может постичь, как можно их обрабатывать на такой высоте.

Деталь перуанских дорог. На всем протяжении выбранного маршрута предвыборная агитация встречает яркой краской практически на всех домах горных селений. Имена, фамилии кандидатов в президенты, губернаторы, мэры и их обещания. Даже встретился призыв: «Ленина – в мэры!». Имена кричат:  выбери меня, я – лучший! Над этим буквами початки кукурузы, сушится белье. Под ними свиньи, куры. Их смывают дожди, смываются и обещания. Из разговора на заправке: «Коррупция в Перу не дает жить». А где в России она дает жить? Как бы зажили, если бы одни не брали, а другие – не давали.
г. Huamachuco. В поисках wi–fi, чтобы перевести деньги на карточку. Подсчет наличных и километраж до границы. Должно хватить.
Объезд крупного города Сajamarca проселками через поля.

Ночь в городке Encańada (высота 3140) . На ужин картофель фри и курица, купленные на городской площади. Завтрак там же. Лепешки запиваются горячим киселем из ананаса, айвы, яблок и кинуа. Приятно и сытно. Пилот вливает в себя  три стакана.

Кажется, он подкрепился на весь день. С собой бутылочка киселя с лепешками.

Дорога ведет через высокогорный молочный район. Грузовики принимают в огромные бидоны молоко утреннего удоя.

Снижение в лето долины реки Marańon.




От многодневного ралли по серпантинам, мозг Пилота фиксирует лишь приближающие повороты: левый, правый, слепой и отдает короткие команды: руль влево, руль вправо, вторая, первая передача, торможение двигателем… Пилот тупеет — ничего, кроме дороги. Остановка для отдыха возвращает восприятие окружающего мира. Из этого конструктора собирают вышки линий электропередач.


Скрежет металла. Передняя тормозная колодка требует срочной замены. Подходящей площадки нет. Либо спуск, либо подъем.
Leymebamba – небольшой городок. В 6 часов вечера на центральной площади у полицейского участка под бой часов церковного храма Пилот пытается произвести замену колодки. Полицейские окружают, интересуются машиной, пока шеф полиции не дает команду разойтись по служебным местам.


Не удается. Заклинило поршень. Дежурный рекомендует мастера Fernando Acampo. Мастера знает каждый, указывая дорогу к его дому. Знакомство с Фернандо и договоренность на утро. По его совету Бродяги устраиваются на ночевку под фонарем на краю футбольного поля. Ночью машина раскачивается из стороны в сторону, как младенческая люлька Матерью – Землей. Зажигается свет в домах, люди выходят на улицу – землетрясение.
Тихие, детские голоса пробуждают Бродяг. Мальчик и девочка с раскосыми глазами, лет пяти, пальчиками водят по карте, изучая географию. Подбирают оброненную вешалку и цепляют ее на калитку запасного колеса. Интерес быстро проходит. Мальчик подбирает мяч и убегает на футбольное поле, а девочка, пританцовывая – к дому. На карте остаются следы их пальчиков.
В назначенном месте и времени.

Принесенным инструментом Фернандо вдавливает поршень, Пилот меняет колодки, вместе прокачивают тормозную систему.

Благодарность за помощь и урок. Фернандо отказывается от вознаграждения. Сувенир на память.

Деревня Yerbabuena. Субботний рынок позволяет пополнить запасы продовольствия и съесть по миске супа с юккой — маниокой (на вкус – вареная картошка) за столом маленькой харчевни, у пожилой хозяйки.
Расспросив дорогу к Revash – древним захоронениям народа Чачапойа, по указателю на San Bartolo. Узкая грунтовка приводит к указателю – 3,5 км до захоронений.


Экипаж долго смотрит на тропинку, теряющуюся в зарослях, не решаясь начать треккинг. Мимо пылит полицейский джип. Сдает назад, останавливается у Сафаря. Узнав о планах Бродяг, полицейские объясняют, что тропинка, на которую еще не ступили Бродяги, долгая и трудная из – за крутого подъема. Есть короткая и легкая. Предложение следовать за ними. На развилке дорог, останавливаются, и указывают вправо и держаться правее.

Проехав три деревни Бродяги въезжают в селение San Bartolo.

Центральная площадь села небольшая и чистая, стоянка для автомашин гостей.

Однокомнатный офис для туристов. 10 солей с человека за вход к захоронениям. 2 км – 30 минут пешей прогулки по выложенной камнем дорожке.



Склон горы. В мягкой породе вырублены ниши и построены домики с окнами для умерших, откуда открывается красивый вид на ущелье и горы.




Сюда трудно добраться. Зачем древний народ строил жилища своим покойникам? Чтобы души умерших оберегали живых, высматривая неприятеля на соседних горах? Кто знает, так ли это? – Никто, из ныне живущих.
Здесь не хочется долго оставаться, тревожить покойное место.
Возвращение к стоянке. 17-40. Площадь. Колокольный звон приглашает на вечернюю молитву. Дети играют в чику. Дворовая игра пацанов из СССР шестидесятых годов. Взрослые наблюдают за игрой, комментируя и одобряя удачный бросок. Никто не сидит, уткнувшись в дисплей телефона.
В 6 часов темнеет. Люди расходятся по домам. Небольшой скандал в курятнике. Гаснет свет в домах. Все затихает. Пора спать и экипажу…
Спуск с гор к уже знакомому месту – сельскому рынку, воскресному, более многолюдному, припарковаться негде. Купив манго, мандарины, домашний хлеб, Бродяги идут завтракать к знакомой пожилой перуанке. Она наливает экипажу по большой миске супа. А юкку, вопрошает Пилот. Понравилось? – Очень. И юка к супу.
Nuevo Tingo. Отсюда дорога в Kuelap – доинковский город – крепость народа Чачапойа – «облачного народа», так называли инки людей, живших в период с 900 – 1400 года высоко в горах, за облаками, отличавшихся от них более светлой кожей.
Попасть в Kuelap можно пешком по тропинке вверх

или на машине 36 км по серпантинам за 1,5 – 2 часа. Скоро появится и третий путь – фуникулер, строительство которого завершается.
Парковка, шлагбаум. Билет 10 солей. Идти к крепости по выложенной камнем тропе мимо высоких крепостных стен и торговцев жареными бананами и сувенирами.


Перед входом в крепость–город проверка наличия билетов. Узкий проход во внутрь по гладким, отполированным ступнями древних жителей камням. Характерные выемки от копыт лам – домашних животных Чачапойа.

В самом городе руины круглых стен, фундаментов домов и ритуальных башен.





Высокие горы, крутые стены, узкие проходы не спасли облачный народ от полного истребления инками. Через пару столетий инков истребили испанцы. История повторяется, если не извлекать из нее уроки.
Прогулка среди молчаливых свидетелей исчезнувшего народа завершается. Свистки охранников сгоняют посетителей к узкому выходу,

извещая об окончании их рабочего дня (16-45). Ворота закрываются. Крепость погружается в вековую ночную тишину.
Бродягам рекомендуют место на зеленой лужайке позади визитерского офиса и сувенирных лавок.
Утро. Смена воздушного фильтра позволяет улучшить дыхание Сафаря. Пока Пилот кипятит воду на завтрак, в гости приходят овцы и свиньи (домашние).

Любая возможность охладиться в дороге, приветствуется.

Селение Cochachimba.

Желающие увидеть водопад Gocta должны зарегистрироваться и приобрести билет – 10 солей с человека. Все деньги уходят на содержание общины. Билет покупается на завтра.
Бродягам разрешено расположиться на ночевку рядом с офисом, пользоваться водой и удобствами.


Неподалеку останавливается на ночлег супружеская пара из Швейцарии, путешествующая на микроавтобусе. Он, как сорванец, ходит с рогаткой. Зачем? – Стрелять по собакам, обсыкающим колеса его машины. Ответ мужчины неожиданный и ошеломляет. То, что каждая собака обязательно поднимает лапу на колеса Сафаря, мирно стоящего у подъезда, отчего диски навсегда потеряли блеск и покрылись коррозией, не радует. Но взять в руки рогатку и стрелять по ним?! Нет, рука не подымется. Пусть ссут!
В 6-30 по выложенной камнем дорожке вверх – вниз.

Водопад Gocta виден почти весь путь.

Поднимающееся солнце постепенно освещает два его каскада. Буклет, врученный в туристическом офисе общины, утверждает, что Gocta – 3-й (771 м) по высоте водопад в мире. Приплюсовав высоту одного каскада к другому, получается сумма, привлекаемая своей значимостью многих туристов.

Вскоре верхний каскад скрывается, а нижний открывается во всем великолепии.

Вода, срываясь с полукилометровой высоты беззвучными, белыми воздушными струями, достигает земли нежной вуалью.

Обратный путь полон встреч с направляющимися к водопаду: пешком, верхом на лошадях, самостоятельно и с гидом.
Жилой домик у тропы. На террасе предлагают свежевыжатый сок сахарного тростника, который растет тут же, на огороде.


Штурман залпом выпивает один стакан, другой. Третий — за счет заведения.

К 12 часам у Сафаря. Туда – обратно за 5,5 часов.
На пути г. San Pedro Ruiz. Там проходит гастрономический фестиваль, в котором Бродяги принимают участие, лишь отказываясь пробовать пиво.


Расспрашивают дорогу к селению Cuespes. Съезд на грунтовку сразу же за городом. Проскакивают. Возвращаются. Уточняют. Находят.
Подъем в горы. Cuespes (05 ̊928393 — 077 ̊945684). На деревенской площади туристический офис, проигрывающий своему предшественнику. Обслуживающий туристов паренек продает билеты, рисует схему пешеходной тропы к водопадам не столь известным, как Gocta и выдает ключ от замка, который необходимо вернуть по возвращении с маршрута.
Еще пять км в горы и дорога заканчивается у калитки с навесным замком (05 ̊55741 -077 ̊55262). Там, за калиткой, заветная тропинка к водопаду Yumbilla. С противоположной стороны дороги тропа, то ли для скота, то ли для людей. Рисованная схема утверждает, что по ней можно добраться к водопаду Pobellon. Всего 1 км и 30 минут. Жажда нового и имеющееся время выдвигают Бродяг на тропу. Пилот уверенно ведет экипаж к цели. Через 200 метров совершает ошибку, поднимаясь в горы по хоженой, каменистой тропе, не заметив нехоженую к водопаду. Тропа круто взбирается в гору. Проходит полчаса, час, водопада нет, а тропа все выше и выше. Одолевающие сомнения Штурмана отметаются, как пораженческие. Приходит усталость от марафонского подъема. Штурман остается ждать, Пилот, обладая бараньей упертостью — в гору. Кто – то сжалившись, сверху, отправляет навстречу пожилую женщину на маленькой лошадке, которая разворачивает пилотские оглобли. Три человека и лошадка ступают вниз. К водопаду Pobellon женщина не рекомендует, очень грязно. Она живет неподалеку и приглашает к себе в дом. Вежливый отказ Бродяг, надо готовиться к завтрашнему походу. Можно ли ее сфотографировать на память, отказывается, смущаясь, отвечает, что нет зубов. Душевная благодарность за встречу. Женщина уходит своей дорогой, а Бродяги в свой дом, припаркованный у изгороди.
Быстро темнеет. Ужин. За окном крутят хороводы летающие светлячки да грустно мычит заблудившаяся корова.
7-30. Поворот ключа и калитка в волшебный мир водопадов открыта. Узкая тропа, петляя, ведет в глубь тропической растительности, постепенно набирая высоту.




Помня вчерашний урок, движение сверяется со схемой. Смотровые площадки под соломенными навесами подзаброшены.


Тропа зарастает, не часто по ней ступает нога человека. Приближается шум воды. Водопад Medio Cerro. Под ним можно пройти. Постоять под падающей водой и полюбоваться прозрачной завесой.


Через десять минут тропа приводит к водопаду – Cristal.

Каждый из них красив по — своему.
Нижний каскад Yumbilla перехватывает дыхание от открывшейся красоты. Он тихо падает с отвесной стены и тихо разбивается о черные камни.

А тропа карабкается в гору. По скользким бревнам через горный поток, держась руками за натянутую веревку.

За поворотом открывается окно в волшебный, затерянный мир водопада Yumbilla.


Прощальный взгляд на волшебное место. Монетка водопаду и в обратный путь.

Уступаем дорогу единственному за день туристу с гидом. На Gocta уже бы встретили человек 50.
Калитка запирается. Рядом припаркован моторикша.

Горячий чай. Все же хочется найти Pobellon, прятавшийся вчера и всего — то ходу километр. Выход на тропу. Заросшая буйной растительностью.

Приходится догадываться куда идти, ориентируясь по склону горы. Переход через ручьи, грязь, завалы из камней и деревьев, принесенных оползнем.


Pobellon безводен и величествен. Водная пыль легким облачком падает вниз, превращаясь в небольшой ручеек, теряется в огромных глыбах.

Возвращение в Cuespes. Ключ отдан и принят душ. До Эквадора 300 км. Гроза. Ливень.
15 сентября. Безымянный водопад у дороги с легким запахом сероводорода.

Стирка. Haen – первый супермаркет, встреченный в Перу. Бутылка «Inca–Cola» — лимонад из детства. Ночь на АЗС. Душно, жарко. Впервые сон без одеяла.
16 сентября. Небо пасмурно. До границы 150 км. Вдоль рисовых полей.

Долиной реки Chinchipe.

Свежевыжатый сок ананаса у дороги по 1,5 соля за стакан. В дорогу очищенный и порезанный кружочками ананас за 3 соля. Вкуснее не едали.


Погранпереход La Balsa. Миграсьон. Выездные штампы. Таможенник жалуется, как много у него работы (Бродяги единственные на переходе), показывает кипу бумаг, проблема с компьютером… Пилот не понимающе глядит на полного сотрудника.
Красно–бело–красный флаг машет Бродягам на прощанье.

Итог: 3823 км; стоимость ДТ: 1 галлон от 9,99 до 12 солей или от 56,8 руб. до 68,2 руб. за 1 литр.

Добавить комментарий